Это интересноДоходный дом Щербатова
Телефон+7 (495) 690-29-16, +7 (495) 690-08-48, 8 (903) 660-01-99
РусскийEnglishItaliano
Логотип «Damimpex»

Развитие отношений между Россией
и странами Европы.

 

Это интересно

Доходный дом Щербатова

Историческая справка

domSherbatova_s.jpgДоходный дом Щербатова  был выстроен для князя С.А. Щербатова в 1911—13 в стиле неоклассицизма архитектором А.И. Таманяном (Тамановым), при участии скульпторов А.А. Кудинова, В.В. Кузнецова.

Это здание стало новым типом большого доходного  дома  в традициях московской усадебной архитектуры  и  стало участником первого объявленного городской Думой Москвы конкурса «На красоту фасада дома». Широковещательная реклама объявляла конкурс «выявлением связи между красотой архитектурных форм и культурной ролью города», «попыткой повлиять на художественную высоту московского строительства путем присуждения премий за красоту нововыстроенных зданий», «средством борьбы за художественную выразительность».

В первом конкурсе 1913 года участвовали восемнадцать зданий: десять фасадов заявили сами домовладельцы, еще восемь внесли на рассмотрение члены конкурсной комиссии . Первую премию и золотую медаль почти единогласно получил знаменитый жилой комплекс (  доходный дом с особняком-пентхаусом на крыше) на Новинском бульваре 11 (позже улица Чайковского затем опять Новинский бульвар).

Два дома-участника удостоились вторых премий — Высшие женские курсы (ныне Педагогический университет) на Малой Пироговской улице, 1 работы академика С.У.Соловьева и университет имени Шанявского на Миусской площади, 6 (ныне Гуманитарный университет), план которого выполнил А.А.Эйхенвальд, а фасад — И.А.Иванов-Шиц. Третьих премий выдали три — жилым домам, принадлежавшим Шереметеву в Шереметевском (ныне Романовом) переулке, 5 (архитектор Н.Н.Чернецов), и Шах-Паронианцу в Ананьевском переулке, 5 (архитектор И.И.Флоринский), а также зданию Тверского отделения городского ломбарда на Большой Бронной, 23 (архитектор И.П.Машков).

Отдельного упоминания заслуживают пентхаусы. Этот архитектурный прием стал просто знаковым для современной застройки и работает по рекламному принципу: скажи пентхаус - подумают элита. Термин этот, символизирующий сладкую западную жизнь, предполагает обустройство открытой площадки под крышей высотного здания. У нас это преподносят как высшее благо. На Западе они существуют достаточно давно, и отношение к пентхаусам, как и вообще к возможности жить очень высоко, достаточно избирательное. Кто-то любит высоту, кто-то считает это крайне некомфортным и даже вредным для здоровья.

Однако,  по поводу происхождения этого славного архитектурного изобретения существуют разные мнения. Существует версия, что и в этом вопросе русские перещеголяли весь мир. Потому, что Доходный  дом  князя  Щербатова  можно причислить к первым образцам пентхаусов. Свои апартаменты князь возвел на верхнем этаже доходного дома. Двигало сиятельной особой желание выходить на смотровую площадку и лицезреть башни Кремля. Если бы не долгие годы октябрьской смуты, может быть, изобретение С. Щербатова  было должным образом осмыслено и названо. Однако этого не произошло, и новаторский архитектурный прием прижился под известным названием “пентхаус” в заокенских каменных джунглях.

Дом Щербатова находится в зоне объектов культурного наследия центра Москвы.

Граница охранной зоны объектов культурного наследия проходит (вдоль проезжей части Новинского бульвара) вдоль владений 11 - 17 по Новинскому бульвару, далее пересекает квартал по южной границе владения 11 по Новинскому бульвару, далее проходит вдоль западной границы владения 11 по Новинскому бульвару до южного фасада дома 13, стр. 4 по Новинскому бульвару, далее проходит по направлению восточного фасада этого же дома, далее пересекает квартал по направлению северного фасада дома 11а по Новинскому бульвару, далее проходит по восточному фасаду дома 15 по Новинскому бульвару, далее проходит по направлению северного фасада этого же дома до северо-западного угла участка дворового озеленения, далее проходит на север до Б. Девятинского переулка, далее проходит по нечетной стороне Б. Девятинского переулка, далее проходит по направлению западного фасада повышенной части дома 5 по Б. Девятинскому переулку, далее по южному фасаду этого же дома, далее пересекает квартал по направлению западного фасада дома 13, стр. 3 по Новинскому бульвару, далее пересекает квартал по направлению северного фасада дома 34, стр. 3 по улице Новый Арбат до внутриквартального проезда, далее проходит по восточной стороне этого проезда до улицы Новый Арбат, пересекает внутриквартальный проезд, далее проходит по внешней стороне проезда вдоль дома 36 по улице Новый Арбат и дома 9 по Б. Девятинскому переулку, далее пересекает Б. Девятинский переулок, далее проходит по четной стороне Б. Девятинского переулка, далее по западной, северной и восточной границам дома 4 по Б. Девятинскому переулку, далее по четной стороне Б. Девятинского переулка до пересечения с Новинским бульваром.

Александр Таманян

Считается, что среди всех искусств, несущих в себе информационное и эмоциональное начала, наименее эмоциональна архитектура - самый функциональный вид творческой деятельности. Конечно, эстетическая ее сторона воздействует на наши чувства, мы испытываем восторг перед высокохудожественными произведениями архитектуры, но само их предназначение, подчиненность определенной функции делают их более обыденными.

В особенности это характерно для современной архитектуры: она более сдержанна, даже суха - функциональность в ней главенствует над эстетикой, ее выразительные средства унифицированы. Поэтому столь ценна роль тех архитекторов, которые в этих жестких условиях сумели подойти к созданию логичной и функциональной городской среды с позиций художника: спроектировать город, используя самые передовые идеи своего времени, с размахом первооткрывателей, при этом сохраняя любовь и внимание ко всем его деталям, создать архитектурные формы, пластика которых приближается к скульптурной. Таков был архитектор Александр Таманян, чья деятельность имела особое, определяющее значение для архитектуры Армении XX века.

В 2003 году в Армении отмечали юбилейную дату, занимающую особое место в ряду подобных событий: исполнилось 125 лет со дня рождения Александра Таманяна, чей вклад в формирование и становление современной армянской архитектуры невозможно переоценить.
Александр Таманян - представитель двух культур: русской и армянской. На русской культуре он был воспитан, долгое время находился в ее «гуще», а армянская была у него в крови, что ярко проявилось в годы его работы в Армении.

Таманян родился в 1878 году в Екатеринодаре (Краснодар), получил там начальное образование, в 1896 году окончил Кубанское Александровское реальное училище, а в 1897 году переехал в Петербург. В 1898 году он поступил на архитектурное отделение Высшего художественного училища при Петербургской Императорской Академии художеств. Надо отметить, что среди тех, кто создавал новую школу армянской архитектуры в 20-30-е годы XX века, было много молодых архитекторов, получивших образование в Петербурге: А. Таманян, Н. Буниатян, Г. Тер-Микелов, Г. Саркисян, В. Мирзоев, Г. Числиев и другие. Блестящий город, его площади, дворцы, парки и каналы, неповторимая духовная атмосфера Петербурга, в которой воспитывались будущие армянские архитекторы, не могли не оказать влияния на их творчество. Созданные ими произведения, сочетающие в себе новые для своего времени тенденции и многовековые традиции армянского зодчества, ныне стали классикой.

Жизнь и творчество А. Таманяна теснейшим образом связаны с архитектурной школой Петербурга. Окончив в 1904 году Петербургскую Академию художеств под руководством известного архитектора профессора А. Померанцева, Таманян почти два десятилетия плодотворно работал в Петербурге, заслужив известность как один из ярчайших представителей неоклассицизма. В 1914 году он был избран академиком архитектуры Петербургской Академии художеств, в том же году - удостоен Золотой медали на конкурсе в Москве, а в 1917 году стал председателем совета Академии художеств на правах ее вице-президента.

С самого начала профессиональной деятельности А. Таманян проявил себя не только как ярчайшая индивидуальность, но и как художник, верный наследию классической архитектуры и народного творчества. Еще в студенческие годы вместе с друзьями - В. Щуко, Н. и Е. Лансере, Н. Соколовым, Г. Гинцем, Е. Шретером - он организовал архитектурный кружок, изучал здания Петербурга, делал их зарисовки и обмеры. Впоследствии, уже в Армении, Таманян так же внимательно изучал и осваивал наследие своего народа, в чем ему активно помогал классик архитектурной науки Армении Торос Тораманян, трудившийся бок о бок с ним в Комитете по охране исторических памятников, который Таманян возглавил почти сразу по приезде в Армению.

В Петербурге и его окрестностях Александр Таманян построил целый ряд сооружений (например, «Кафе де Франс» (в соавторстве с В. Щуко) и особняк Кочубея в Царском Селе), в которых функциональность и новые формы органично сочетаются с принципами и выразительными средствами классической архитектуры. В 1904-1906 годах Таманян осуществил реконструкцию построенной в XVIII веке Ю. Фельтеном армянской церкви Св. Екатерины на Невском проспекте. Хотя по стилю это сооружение почти не связано с армянской классической архитектурой (известно, что это купольное здание, построенное Фельтеном вне связи с конфессиональной принадлежностью, приобрело некоторый национальный колорит только при его перестройке Таманяном), возможно, работа над ним приблизила Таманяна к национальным корням. Церковь Св. Екатерины сыграла важную роль и в личной жизни Александра Таманяна: именно в ней в 1908 году он обвенчался с Камиллой Эдвардс - дочерью английского промышленника, внучкой известного русского архитектора Н. Бенуа, племянницей братьев Бенуа и кузиной братьев Лансере.

По проектам Таманяна были построены здания не только в Петербурге, но и в Москве (например, дом князя Щербатова на Новинском бульваре - новый тип большого доходного дома в традициях московской усадебной архитектуры, за который на конкурсе «За красивые фасады» Таманяну в 1914 году Городской управой Москвы была присуждена первая премия и Золотая медаль); были осуществлены перестройка усадьбы Охотниковых, проектирование и застройка больничного комплекса и поселка для обслуживающего персонала близ станции Кратово Московско-Казанской железной дороги. В процессе работы над этим проектом завязалась дружба Таманяна и будущего главного архитектора Еревана Н. Буниатяна (впоследствии они будут трудиться бок о бок много лет). А. Таманян работал в Ярославле и других российских городах. Комплекс Ярославской сельскохозяйственной выставки принес ему широкую известность. В этом комплексе воплотился главный художественный принцип архитектора: павильоны выставки, построенные в стиле русского деревянного зодчества, ни в коем случае не являются простым повторением традиционных архитектурных форм - они функциональны и созвучны времени, но в то же время сохраняют национальный колорит. Бережный подход А. Таманяна к национальной архитектуре проявился и в эскизном проекте музея в Ани - павшей столице средневековой Армении, исполненном архитектором в 1908 году по заказу Н. Марра - руководителя проводившихся в Ани раскопок. Проект не был осуществлен, однако он занимает особое место в творчестве Таманяна, ибо при его создании архитектор впервые соприкоснулся с многовековой культурой своих предков.

Еще живя в Петербурге, Таманян интересовался архитектурным наследием армянского народа. По свидетельству его сестры М. Таманян-Шаусен, однажды, рассматривая альбом с планами и фотографиями армянских архитектурных памятников, он сказал своему другу - известному архитектору Е. Шретеру: «Вот увидишь, я буду жить в Армении и строить там».

Говорят, в истории не бывает ничего случайного. А. Таманян, переехав в Армению по приглашению Совнаркома молодой советской республики в числе целой группы армян - деятелей культуры, связал свою судьбу с Арменией в тот период, когда страна, имеющая многовековые строительные традиции и памятники зодчества мирового значения, была в архитектурном отношении в тяжелой ситуации. Взлеты и падения в развитии армянской архитектуры на протяжении многих веков определялись исторической и политической обстановкой: нашествия, войны, набеги и грабежи, естественно, не способствовали развитию архитектуры, а в даже относительно мирные периоды всегда начиналось строительство, воздвигались храмы и гражданские сооружения, возникали новые архитектурные типы и совершенствовались старые. К 1923 году - году окончательного переезда А. Таманяна в Армению (впервые Таманян приехал в Армению в 1919 году по приглашению руководства Первой Армянской Республики, однако в 1921-1923 годах он предпринял поездку в Иран, где осуществил застройку одной из главных улиц Тавриза) - сложилось достаточно непростое положение: бедная страна с богатыми многовековыми традициями, к тому же имевшая более чем четырехвековой перерыв в полноценной архитектурной деятельности. Лишь после присоединения Восточной Армении к России в 1827 году в результате некоторой стабилизации жизни в городах Армении наметился поворот к улучшению архитектурной ситуации, особенно благодаря ознакомлению с русской градостроительной школой.

Однако единого генерального плана не было даже в столице - Ереване. В 1924 году Александр Таманян возглавил разработку генерального плана Еревана, подойдя к решению этой задачи комплексно, проектируя важнейшие объекты города исходя из достижений современной и традиций национальной архитектуры, тем самым определив пути развития архитектуры Армении на многие десятилетия. Связав свою судьбу с исторической родиной, Таманян стал основоположником современной национальной архитектуры Армении и вписал новую страницу в блестящую историю армянского зодчества.

В творчестве А. Таманяна соединились черты неоклассического направления и художественные выразительные средства армянской средневековой архитектуры, тем самым были заложены основы национального своеобразия современной архитектуры Армении, в которой ясно прослеживается диалог между историческим наследием и современностью. Генеральный план Еревана, созданный Таманяном в 1924 году и переработанный им же в 1929 и 1932 годах, определил особый стиль города и наметил перспективы его развития на долгий период. Структура старого Еревана была полностью изменена Таманяном, и можно сказать, что он, подобно Петру Великому, заложил совершенно новый город.

Работая над генпланом, Таманян учел все достижения мировой градостроительной науки своего времени: это и идея «города-сада» английского социолога Э. Говарда, и концепция малогогорода французского архитектора Т. Гарнье, и разработки по децентрализации большого города Э. Сааринена. Однако все эти концепции были творчески переработаны Таманяном: были использованы только те их положения, которые могли способствовать достижению его главной цели - созданию большого города, разделенного на зоны по функциональному принципу (условно их можно назвать «административной», «вузовской», «культурной», «промышленной», «музейной» и т.д.) и пронизанного сетью зеленых насаждений. По плану Таманяна, каждая зона имела самостоятельную архитектурно-планировочную структуру со своим композиционным центром, будучи при этом связанной с другими зонами и с центром города магистралями, обеспечивающими наикратчайшую связь. Таким образом А. Таманян добился единства городского организма при самостоятельности отдельных его фрагментов. Используя наилучшие стороны проекта «города-сада», Таманян видоизменил его, отказавшись от идеи ограничивающего городскую территорию кольцевого бульвара, отведя ему только связующую роль. Разделение города на зоны с сохранением прямоугольной сетки улиц его старой части вкупе со связующими магистралями облегчало и решение транспортных проблем, разгружая центр города от транспорта и облегчая связь между районами. Решая эти важнейшие задачи с позиций градостроителя, Таманян оставался художником, использовал природное расположение Еревана для создания живописной городской среды. Бульвар в центре Главного проспекта, «переходящего» с одного берега реки Раздан на другой, задуманный Таманяном Государственный музей истории Армении на Кондской гряде, восемью павильонами опоясывающий холм и широкими лестницами спускающийся к Главному проспекту, живописные сады и парки, фонтаны и бассейны, перспективы, открывающиеся с улиц города, вид на библейскую гору Арарат, каждый раз вновь ошеломляющий жителей Еревана, придают городу неповторимый колорит.

Не все из задуманного Таманяном было реализовано, но его идеи не потеряли своей актуальности и притягательности и поныне. Поэтому и в наши дни архитекторы Армении продолжают работать над претворением в жизнь его проектов, в частности Северного проспекта - артерии, связывающей главные площади города. Генеральный план Еревана, разработанный Таманяном, был рассчитан на 150 000 жителей, однако в том и состояло гениальное, поистине пророческое решение его создателя, что этот план не потерял своей актуальности и поныне и стал основой для всех последующих концепций развития растущего и развивающегося города.

Александру Таманяну принадлежат разработки генеральных планов и других городов Армении: Ленинакана (Гюмри), Эчмиадзина, Раздана, Степанакерта и Нор-Баязета (Гавар), а также ряда поселков (не все из них были осуществлены). Таманян мыслил как градостроитель даже при проектировании отдельных сооружений, продумывал каждую деталь исходя из градостроительной ситуации. Пространственность его мышления сказывается в расположении объемов, каждое построенное им здание является центром определенной застройки, градостроительным акцентом, при этом учтены все возможные варианты дальнейшего развития территории.

А. Таманян глубоко проникся основными принципами армянской национальной архитектуры - ее монументальной мощью и сдержанностью, строгой красотой, достигаемой благодаря правильному выбору пропорций и органичной связи отдельных частей и деталей друг с другом и с целым, а также удивительной гармонией с окружающей столь же строгой и прекрасной природой.

Особое значение для Таманяна имело изучение всех составляющих мастерства средневековых зодчих и их возрождение, претворение в жизнь. Это и традиционный для Армении строительный материал - камень, и особая строительная техника, и смелые конструктивные решения, и средства архитектурной выразительности. Благодаря Таманяну навыки средневековых мастеров и древний строительный материал вновь стали использоваться в современной Армении. Обратившись к национальному как к форме духовного бытия народа, Таманян сумел сохранить самое главное в армянской архитектуре - ее своеобразие, отражающее мироощущение и художественное мышление народа и не зависящее от веяний времени.

Многое построено Александром Таманяном в Армении, но, коне чно, основная его деятельность была сосредоточена в ее столице - Ереване. Ныне невозможно представить себе Ереван без таманяновских зданий: Театра оперы и балета, по замыслу Таманяна, являющегося центром культурной зоны города, Дома правительства на спроектированной им же площади имени Ленина (ныне - площадь Республики) - центра административной зоны, Национальной библиотеки, Зооветеринарного и Политехнического институтов, Обсерватории университета, находящихся в учебной зоне, и многих других сооружений. Во всех этих зданиях, помимо глубокой продуманности блестящих объемно-пространственных решений, ощущается ярко выраженный градостроительный подход зодчего: все они, организуя пространство вокруг себя, являются градообразующими единицами.

В творчестве А. Таманяна особое место занимают Дом правительства и Театр оперы и балета, ставшие как бы символами города.

Логично и оправданно решенный в функциональном отношении Дом правительства отличается богатством декоративного убранства. Наиболее богато украшен полукруглый фасад, охватывающий часть овала площади Республики, в убранстве которого воплощен принцип многообразия в единстве, характерный для средневековой армянской архитектуры. При оформлении Дома правительства Таманян перевел эстетику древнего зодчества на язык современной архитектуры, и сделал это блестяще. Торжественная представительность фасадов Дома правительства не делает их холодно-официальными: выверенный масштаб, продуманные пропорции, чистота линий и любовная прорисовка всех деталей вкупе с «дышащим» розовым цветом камня придают этому монументальному зданию удивительную теплоту и одухотворенность.

То же можно сказать и о другом крупномасштабном произведении Таманяна - Театре оперы и балета. Еще в 1916-1918 годах Таманян увлекался театром, оформлял спектакли, сотрудничал с выдающимися театральными деятелями Ю. Юрьевым, А. Алексеевым- Яковлевым, художниками М. Добужинским и О. Аллегри. По-видимому, в этот период у него и возникла идея театрального здания, которую он осуществил, спроектировав Театр оперы и балета в Ереване. По замыслу Таманяна, это должен был быть театр совершенно нового типа - массовый народный театр, состоящий из двух соединенных между собой сценической «коробкой» объемов, в которых были размещены зимний и летний залы. Решение было весьма своеобразным, нетрадиционным для обычных театральных зданий: два полукруглых в плане, напоминающих классические греко-римские амфитеатры зала вместе составляли овал, в центре которого размещался общий объем сцены, возвышающийся в пространстве над остальными частями здания.

В случае многолюдных зрелищ залы могли объединяться. Летний зал не был ограничен внешними стенами и должен был раскрываться в примыкающий к театру сквер. По-новому была решена и сцена одного из залов: открываясь в зрительный зал тремя проемами - большим главным и двумя малыми боковыми, она позволяла создавать своеобразные спецэффекты, что было новаторством для своего времени. В проекте широко использовались скульптура и декоративные росписи, ибо, как считал Таманян, «...весьма благоприятным обстоятельством является то, что монументальные сооружения дают возможность включать в архитектуру скульптуру и декоративную живопись. Синтез трех искусств (архитектуры, скульптуры и живописи) приведет к расцвету зодчества».

Своеобразие и новаторство в решении Театра оперы и балета было оценено на самом высшем уровне: проект был удостоен Гран-при и Большой золотой медали на Всемирной выставке в Париже в 1936 году.

К сожалению, этот замысел великого архитектора не был полностью осуществлен из-за смерти автора, но благодаря сыну Александра Таманяна - Геворку Таманяну строительство театра в несколько измененном варианте было закончено, и в 1939 году театр был открыт. Его мощный единый объем, ставший неотъемлемой частью панорамы Еревана, играет важную градообразующую роль, и в то же время здание театра поражает продуманностью деталей и тонко прорисованными рельефами. Значение блестящей и трагической фигуры Александра Таманяна, ушедшего из жизни с множеством незавершенных замыслов, несвершившихся надежд и неосуществленных проектов, с течением времени не умаляется, а неуклонно возрастает. Многое из сделанного им еще предстоит переосмыслить, ко многому вернуться, многое довершить.

Александр Таманян оставил неизгладимый след в вечной и великой человеческой деятельности, имя которой - архитектура.

 

А. Тер-Минасян, кандидат архитектуры

Адрес:  121099, РФ, Москва, Новинский бульвар, дом 10/12
Телефоны:  +7 (495) 690-29-16, +7 (495) 690-08-48
Дизайн и разработка сайта 
 «Инфодизайн», © 2006—2017
О компании
Услуги
Партнеры
Недвижимость
Эксклюзивный VIP-отдых
Ридеан Тритмент
Старинная мебель
Это интересно
Контакты и схема проезда