Это интересноРоссия и русские глазами иностранцев
Телефон+7 (495) 690-29-16, +7 (495) 690-08-48, 8 (903) 660-01-99
РусскийEnglishItaliano
Логотип «Damimpex»

Развитие отношений между Россией
и странами Европы.

 

Это интересно

Россия и русские глазами иностранцев

Кто мы, откуда и куда идем? Эти вопросы (ну еще, конечно, что делать) всегда занимали русского человека, во все времена, но каждый раз в контексте определенной исторической ситуации. Множество вопросов интересовало и меня, особенно в самом начале, когда только родилась идея написать подобную статью.

Меняется история, меняемся и мы. Мы начинаем по-другому ощущать себя, у нас появляются новые жизненные ориентиры и ценности, но вечные вопросы остаются. Для того, чтобы узнать, какими мы представляемся в глазах других наций и было проведено данное исследование.

Цель передо мной стояла одна — понять. Итак, сначала очертим рамки. В качестве собеседников было принято решение выбрать людей молодых, открытых ко всему новому, не несущих в своем сознании стереотипов прошлого. Круг людей, с которыми предстояло беседовать на интересующие меня темы, был сведен к представителям одной из древнейших профессий — журналистике.

Такое решение было принято, опираясь на общепринятую точку зрения, что именно они владеют заведомо большим объемом информации, и, имеют непосредственное отношение к формированию общественного мнения. Журналисты были выбраны по принципу: по одному представителю от Европы и Американского континента. Состоялся разговор и с российским журналистом, которому были заданы те же вопросы, что и иностранцам, с основной целью — отобразить «взгляд изнутри», привести иной подход для сравнения, и убедиться, а не сами ли мы, русские, виноваты в том, что представление о нас во всем мире какое-то не такое. Выражаю огромную благодарность за сотрудничество и активное участие в создании материалов: Дженифер Клиббон, продюсеру бюро телерадиокорпорации Канады «CBC» в Москве; Мартину Шиффлеру, корреспонденту телекомпании ФРГ «SAT.1» в Москве; Филиппу Трофимову, редактору международного отдела, руководителю проекта «www.ntv-tv.ru» ОАО «Телекомпании НТВ».

Самый первый вопрос, который был задан всем участникам обсуждения: «Что значит для Вас Россия?»

Ответы звучали самые разнообразные. Мне пришлось бороться с искушением, привести их целиком, без сокращений и комментариев, настолько некоторые оказались для меня интересными и неожиданными. Искренность, порой повергала меня в некоторое замешательство, при этом, с другой стороны, меня переполняла гордость — это о моей России.

Мартин Шиффлер, например, был непосредственен. Он сказал, что для него Россия — «это гостеприимство и сердечность. Плохая погода, но все-таки отличная зима. Это тосты, и всегда наличие причин для праздника. Еще очень важно, в Германии это редко бывает, — это люди, которые на улицах пьют пиво. Ну и красавицы, конечно, тоже».

Дженифер Клиббон, в ответе на этот вопрос коснулась совершенно другой стороны России, она говорила о великой русской истории, намного более значимой, чем, у ее Родины — Канады. Она уверена, что наша страна многое пережила. «Для меня было очень интересным литература, искусство, история. Я всегда больше интересовалась прошлым, чем сегодняшним днем», — так охарактеризовала свое отношение Дженифер.

Ответ Филиппа оказался для меня ожидаемым и неожиданным одновременно, кажется трудно сказать лучше, более емко. «Это, в первую очередь, место, с которым у меня связано абсолютно все, или почти все. Россия — это большая часть самых сильных впечатлений, в основном положительных. Это люди самые интересные, это самая потрясающая на планете природа, это уникальная по свое сбалансированности страна, в которой есть все лучшее, что можно найти в других странах по отдельности. Самые разные люди, в которых сосредоточено все самое интересное».

Так как Дженифер первый раз оказалась в Москве в 1985, а Мартин в 1992 годах, я не смогла не поинтересоваться, что, по их мнению, изменилось в стране с момента их первого визита. Ответы оказались примерно одинаковыми, они оба говорили о том, что материально жизнь улучшилась, особенно для молодежи. Появилась возможность выбора, свобода путешествовать, исчез страх. Дженифер отметила, что сейчас она может спокойно говорить, например, со мной, а раньше, люди, с которыми она общалась, могли иметь проблемы, например, при выезде за границу, их могли просто не выпустить.

Мартин обратил внимание на то, что изменился цвет, сложилось впечатление, что я не верно поняла его: «Может, свет?» — уточнила я. Оказалось, что он говорит именно о цвете: «Первое, что обращает на себя внимание это цвет. Десять лет назад все города были серыми. Все было серое. Не было плакатов, рекламы. Одежда, в которой ходили русские. В мой первый визит достаточно было одной секунды, чтобы понять русский человек перед тобой или нет». Сейчас, по его мнению, дифференцировать стало намного труднее, у русских появился стиль, разница между Западом и Востоком, что касается внешнего вида, машин и много другого, практически отсутствует. Сильно изменился язык. Человек, который совершенно не знает русского, все-таки может общаться с русскими, благодаря тому, что каждое второе слово английское или американское (Sic!).

Конечно, меня очень интересовало, какими нас видят иностранцы. Дискуссия на эту тему несколько затянулась, оказалось, что это очень интересный вопрос и для самих иностранцев.

Будучи уверенной в том, что миф о русской душе, не лишен реального основания, Дженифер сказала, что выделить что-то самое важное в характере русского человека трудно. Даже, если у канадцев и есть какое-то представление о характерных, стереотипных чертах русских людей, то они скорее положительные. По ее мнению, которое, кстати, разделяют и другие мои собеседники, дружба в нашей стране имеет что-то гораздо большее по значению и глубокое по смыслу, чем на Западе. «Люди, попадающие в Россию в первый раз, думают, что русские холодные, что это очень холодная страна, погода создает очень неприветливое ощущение. Но, если у вас есть русский друг, то это самый настоящий друг».

Для Мартина дружба выражается в том, что он охарактеризовал словами: «ты никогда не мешаешь». «Когда ты приходишь в гости, даже если тебя не ждали, тебе всегда очень рады, сразу накрывают на стол, не имеет значения, есть ли продукты — русские всегда в состоянии организовать что-нибудь. Для немцев совершенно типично, что у них никогда нет времени, и они не ждут гостей». Еще иностранцам с самого начала очень трудно понять, что же такое «дача». Мартин говорит о том, что он не может иметь полного представления о русском человеке, с которым он общается, не видя его дачу. «Для русских дача — это все. Русские без дачи — это несчастные люди».

Гордость. Русские очень гордые люди, уверенно заявляет немецкий журналист, но, при этом, для них нет никаких проблем признавать, что в других странах может быть что-то лучше, чем в России. Немецкие машины надежнее российских, значит они лучше; японская техника; швейцарские часы и др. Правда, это не вопрос гордости, русские рассуждают исключительно с практической точки зрения. «Для меня, — сказал Мартин, — удивительно, что, будучи очень гордыми, русские могут признать, что товары, произведенные в России, плохие. В связи с эти мне становиться понятным, почему русские так возмущались итогами Олимпиады в Солт-Лейк Сити. Гордые люди, у которых нет никаких высококачественных товаров, чем еще могут быть горды. Спорт очень важен».

Дженифер уверена, что когда иностранец встречается с русским, то смотрит на него с большим интересом, потому что понимает, что перед ним человек из великой и чудесной страны, которая многое пережила. Обыкновенный канадец никогда не узнает того, что пережил русский человек, «который имеет за плечами огромную историю и великие традиции».

Российский журналист отмечает, что самое характерное для русского человека, — это помесь бесшабашности с гостеприимством. В подавляющем большинстве русские — люди очень доходчивые, талантливые, но одновременно с этим, хотя, наверное, это две стороны одного и того же качества, обладают «невероятным разгильдяйством». Оно мешает жить и успешно продвигаться по жизни по западным меркам, но, параллельно с этим, это качество позволяет решать очень многие задачи, не разрешимые для людей с другим менталитетом. Способность смотреть на проблему под необычным углом, и решать ее совершенно неожиданным способом — чисто русская черта.

Разговор о не совсем положительных чертах русского характера поддержал и Мартин. Первое, на что обращаешь внимание, когда попадаешь в обыкновенный русский дом, то, что «у русского человека всегда включен телевизор».

Второй момент — это отношение ко времени «по-русски». «Время для немцев это очень аккуратное понятие. Когда я говорю, что буду через десять минут, это значит, что я буду именно через десять минут, а не через пять или двадцать. Точно, аккуратность, касающаяся времени — это не по-русски», — с уверенностью заявляет Мартин.

Еще один важный момент — это смесь лени, безответственности и чисто русской уверенности, что все само рассосется. Будучи начальником и в Германии, Мартин уверил меня, что если утром он указал, какие поручения должны выполнить его подчиненные, вечером, они доложили бы ему о результатах. «В России это невозможно. Здесь надо всегда проверить началась ли уже работа, когда часть ее выполнена, необходимо уточнить, продолжается ли выполнение».

Кстати, по словам того же Мартина, в России существует очень серьезная разница между мужчинами и женщинами. Женщины ухаживают за собой также тщательно, как и жительницы Европы, а мужчины — нет.

В завершение обсуждения, какими нас видят иностранцы, любопытно привести слова канадской журналистки. Мне кажется, что в них скрыта истина, приняв которую, становиться понятнее происходящее вокруг. «Вы европейцы, — сказала канадка, — вы ближе к ним. Мы отличаемся от европейцев в своем отношении к пище, к семье, традициям, истории. И в то же самое время, все говорят, что вы — азиатская страна. Это очень трудно для понимания любого человека. Если американец не может понять Европу, то, как же он сможет понять Россию! Россияне сложнее европейцев. Я как человек, — продолжает Дженифер, — не верю в национальные черты, я не могу найти какие-то четкие критерии. Например, если я встречу русского в Торонто, я не буду знать, русский человек передо мной или нет, опираясь только на внешний вид. Когда мы говорим про характерные черты — это просто стереотипы. Стереотипы очень опасная вещь, нельзя верить стереотипам. Это что-то из прошлого».

В результате картина вырисовывается следующая: выглядящая на первый взгляд неприветливо, Россия, при более детальном изучении оказывается удивительной страной, с великой историей и прекрасными, дружелюбными людьми. И если не брать во внимание такие незначительные детали как полное отсутствие пунктуальности, врожденную лень и любовь во всем и всегда полагаться на авось, вкупе с неординарностью мышления, то можно утверждать — с русскими людьми работать можно, и довольно результативно.

Проанализировав все, что думают о нас иностранцы, а и мы сами, можно смело заключить — русские хорошие люди, живущие в прекрасной стране. Почему же большинство иностранцев до сих пор представляют нас либо в виде врага, с занесенным над «красной кнопкой» пальцем; или в виде пьяного «Ивана» в валенках и с глупым лицом? Понятно, что это стереотипы, которые были созданы и активно внедрялись в сознание жителей Западного мира во времена реально существовавшего информационного вакуума. На вопрос почему такая ситуация сложилась многие из нас давно нашли ответ. Главное, на что мне хотелось получить ответ: «А что сейчас? Изменилось ли положение после снятия «железного занавеса»?

На мое предположение о продолжении эксплуатации описанного выше образа русского человека Дженифер ответила: «Политики играли с этими стереотипами, но нормальные, разумные люди никогда не верили, что русские такие». По ее мнению многие иностранцы думали, что русские интересные люди, просто мало о них знали. О сегодняшней ситуации она говорит, что этот стереотип меняется каждый день. В подтверждение своих мыслей она сказала, что может это утверждать, потому что часто встречается с западными людьми, которые попадают в Россию первый раз. Все они говорят приблизительно одно и то же: «О, мы и не знали, что Москва такая красивая, что люди здесь так открыты, что так высок уровень образования». В заключении канадская журналистка добавляет, что, вероятно, «не было стереотипа, просто было незнание».

В своих рассуждениях на ту же тему корреспондент «SAT.1» пошел дальше. Россия — не враг, сейчас, по его мнению, Россия, скорее, — друг, во многом на формирование такой позиции повлияло выступление В. Путина в Бундестаге. Его речь на немецком языке, сказал Мартин, «самая важная речь российского Императора за последние 100 лет». Многие немцы, которые смотрели это выступление, по утверждению моего собеседника, были в положительном смысле в шоке: перед ними предстал культурный, не пьяный, пышущий здоровьем человек, который говорит на хорошем немецком языке. Такой же, как они, нормальный человек. Сейчас большинство населения Германии начинает понимать, что Россия — это уже не враг.

Хотя и 10 лет назад, утверждает Мартин, Россия не была врагом, ее просто боялись. «Сейчас я могу сказать об этом официально. С 1987 года я являюсь капитаном запаса немецкого Бундесвера, моя специальность — допрос русских военнопленных. Даже в то время наши государства не были врагами, они были соперниками», — таким откровением подкрепил свою позицию Мартин Шиффлер.

Проблема в том, что, например, жители Германии не знают русской культуры. В Германии не знают ни одного русского поп-музыканта. «Но, даже, если немец никогда не был в Ирландии или Швеции, он все равно знает достаточно об их массовой культуре. Многие, правда, слышали, что есть прекрасные русские писатели, но лишь благодаря тому, что существуют хорошие американские художественные фильмы, снятые по мотивам произведений этих авторов», — такими словами завершил свое рассуждение на тему того, что сейчас думают о России в мире корреспондент «SAT.1».

Несколько иного мнения придерживается российский журналист. Он полагает, что проблема под названием «русский — значит враг» осталась, и иначе ситуация просто не может складываться. На то есть большое количество объективных причин. «Потому что, во-первых, перестроить стереотипы — дело очень сложное, а, во-вторых, Западу это и не нужно, поскольку, если убедить всех в том, что эти замечательные русские ребята — наши друзья, с которыми мы будем дружить, то это будет большая потеря в деньгах», — считает Филипп. От стереотипа «медведя в камуфляже с автоматом наперевес» сейчас отошли, ему на смену пришли такие же ребята, «но только в виде организованной мафии, наворовавшие денег на родине, и теперь пропивающие их на дорогущих европейских курортах». Образ врага, утверждает Филипп, должен сохраняться по объективным причинам, иначе сразу рухнут несколько секторов в мировой, в частности американской, экономике. «Это те области, в которых существует реальная конкуренция. Будь то политическая или геополитическая области или торговля, причем абсолютно любым товаром. Ярким примером может служить ситуация с рынком стали — наша сталь дешевле, потому, что она здесь добывается, перерабатывает ее более дешевая рабочая сила. А в ответ на обоснованно низкую стоимость следуют обвинения в коррумпированности, когда это перестает работать, говориться о существовании на государственном уровне демпинговой политики. Это не плохо и не хорошо, это есть. Такое положение не должно меняться, это нормально», — такой вывод делает сотрудник НТВ.

Что касается таких атрибутов «русскости», превращенных в стереотипы, как: водка, матрешки, валенки и других, то, по словам Филиппа, они должны продолжать существовать, так как это наша «визитная карточка».

Хотя эта информация и была получена при ответе на другой вопрос: «Не отбираются ли для показа определенные материалы, создающие негативное впечатление о России», считаю необходимым привести его именно здесь. Так как она красноречиво свидетельствует — Россия и по сей день продолжает оставаться некой «страшилкой» для иностранцев. Мартин Шиффлер, рассуждая о подаче односторонней информации, сказал, что ситуация не претерпела значительных изменений. Информационный контент формируют, в основном, те сюжеты, где рассказывается о проституции, мафии и других российских социальных проблемах.»Когда я сообщил своим друзьям, что получил место корреспондента в России, многие из них ужасались, не имея возможности представить себе, что это «подарок для меня». Если бы я сказал, что буду работать корреспондентом в Вашингтоне, 100 процентов моих знакомых сказали бы «классно!», — так подтверждает свои слова Мартин.

Дальше разговор зашел на профессиональные темы. Например, меня интересовал вопрос, почему столь незначительное количество информации о России попадает на Запад. Повторяясь, замечу, средства массовой информации — это как раз тот самый инструмент, при помощи которого формируется общественное мнение. Психологи подтверждают, что телевидению осознанно или на уровне подсознания доверяет подавляющее большинство людей. Таким образом, получается, что именно оно является виновным в том, что, во-первых, на Запад поступает мало информации о России, и, во-вторых, следует полагать, что даже попадающая туда информация, подается не всегда в достоверном виде, так как до сих пор все-таки продолжает существовать ряд мифов о России и русском. Подискутировать на эту тему было предложено всем троим участникам.

Любопытно разобраться, не специально ли вокруг России вновь создается некий информационный вакуум, вероятно, поток информации, исходящий из страны, проходит серьезный отсев, и остаются только те материалы, которые отвечают, во-первых, запросам определенных структур, преследующих свои интересы, или, во-вторых, удовлетворяющих интересы западных обывателей, которых интересуют очень узкая тематическая направленность?

Относительно того, идет ли из России за рубеж искаженная информация, и сгущаются ли сознательно краски, например, Дженифер, как мне показалось, честно ответила: «Я не знаю». По ее представлениям основная проблема в том, что в мир вообще поступает мало информации из России. Например, в Канаде и Америке больше всего времени выделяется на местные, государственные новости. Новость из-за рубежа должна быть очень большой, чтобы попасть в западные телевизионные программы. Вторит Дженифер и Мартин: «Немецкие зрители ждут нечто ужасного, тогда это сразу же будет показано».

Оба журналиста совершенно уверены, что политика вообще не интересует иностранных зрителей. Корреспондент «SAT.1» сказал, что многие простые немцы не имеют ни малейшего представления о том, кто такой Касьянов, потому что о нем почти ничего не говорят. В Германии знают только Президента Путина и министра иностранных дел Иванова, который там «уже практически как дома».

По словам продюсера «CBС»: «Людей интересуют люди вообще. Кто такие русские, чем они занимаются и чем они отличаются от нас. Это огромная страна и каждый ее регион своеобразный, интересно прослеживать эту разницу. Зрители хотят экзотики».

Мартин так же подтверждает, что западным зрителям интересна жизнь простых людей. Информации, действительно идет не много. Но причину недостаточности информации он видит в другом: «Проблема не в том, что ее мало идет через СМИ, основная причина недостатка информации в том, что люди, которые хотят узнать о России больше, просто не могут этого сделать». Существуют серьезные трудности с получением визы. Наличие реальной границы очень затрудняет развитие связей, по словам Мартина, многие из его друзей убеждены, что если бы не было таких сложностей, «они уже давно собственными глазами смотрели, как реально обстоят дела в России».

Мартин, продолжая свою мысль о телевидении, отметил, что сейчас ничего не сообщается о ситуации в Чечне, потому что не происходит ничего интересного. Ситуация такая же, как была вчера и позавчера, людям не интересно смотреть эти «старые» картинки. А также, регулярно делать сообщения из Чечни это слишком дорого. Афганистан, в этой связи отметил Мартин, ожидает такая же участь, если военные действия там затянутся, несмотря на то, то там воюют солдаты со всего мира, интерес к этой теме тоже скоро пропадет.

Чтобы окончательно понять по какому принципы отбираются «нечто ужасное», какой информационный повод будет первым во всех новостных сводках. Приведу показательный пример. Сравним освещение событий 1999 года в Москве и Волгодонске, когда были взорваны сразу несколько жилых домов подряд, и произошедшее в Америке 11 сентября 2001 года.

Иностранные журналисты говорят о том, что сообщения о террористических актах в России были первыми во всех западных новостных лентах. Но на мой вопрос, освещались ли они так же, как и теракты в Америке, прозвучал однозначный ответ - нет, это не то же самое, подразумевая, как вообще можно сравнивать эти события. Говорили, то, что произошло в Америке — это совершенно другой уровень. Потому что, во-первых, это совсем другой уровень терроризма, до этого еще никогда самолет не использовался как оружие. Во-вторых, многие начальники, принимающие решение о том, как реагировать на то или иное событие в момент трагедии, были в Нью-Йорке, все происходило непосредственно на их глазах. И, наконец, связь между Америкой и Европой намного теснее, нежели у Европы и России. Естественно, когда ты сам являешься свидетелем трагедии, которая происходит в знакомом тебя месте, начинают работать эмоции, появляется личная вовлеченность. В России, же, напротив, мало кто из высшего руководства мировых СМИ вообще когда-либо был.

Кстати, много людей по всему миру до сих пор сомневаются, что виновниками трагедии в Москве и Волгодонске были чеченцы, 90% заинтересованных данной проблематикой журналистов полагают, что сами русские бандиты, получившие деньги от ФСБ или других структур, совершили эти теракты, потому что России не хватало причин для ведения войны в Чечне. На мой встречный вопрос, а не то же самое произошло в Америке, последовало искреннее изумление и заверение о том, что так на данную проблему вообще никто не смотрит.

Таким образом, мнение международного редактора НТВ нашло свое подтверждение. Пропагандистская машина не сбавила оборотов.

Справедливости ради надо отметить, телевидение показывает достаточно много и положительных сюжетов из России. В Германии, например, больше 30 телевизионных каналов, каждый из которого имеет свое видение на любую проблему. Если человек смотрит все эти каналы, получая всю информацию, то у него должно быть достаточно объективное представление о России. Конечно, таких интеллектуальных, высокообразованных, открытых ко всему новому людей не много. В основном материалы отбираются по принципу, который озвучил Мартин Шиффлер: «Начальники ожидают, что зрители ожидают…»

Как бы в подтверждение слов немецкого журналиста свою точку зрения высказывает российский. По его мнению, искажение и некий крен в сторону негатива в информационных материалах существует, это вписывается в необходимость сохранения и поддержания определенных стереотипов. Так же бытует мнение, подтвержденное выводами социологов и психологов, что несмотря и вопреки, негатив продается лучше, что сказывается на рейтингах. В этом уверено руководство подавляющего большинства СМИ.

Но редактор международного отдела «Телекомпании НТВ», рассуждая на тему: не является ли сгущение красок неким заданием, которое получают все корреспонденты западных СМИ, работающие в России, предостерегает, говоря о необходимости разделять и учитывать, что в своей работе, каждый журналист преследует определенные цели. Например, понятно, что швейцарская «Le Temps», большая доля акций которой принадлежит Б. А. Березовскому, преследует свои, не являющиеся секретом для многих, цели. Или «Radio Free Europe/Radio Liberty» — рупор американского Конгресса, через который он решает свои конкретные задачи, например, внешней политики США.

В их интересах значительно сгустить краски, показав, что русский Иван, под чутким руководством КГБ не дремлет рядом с ядерной кнопкой, в результате чего, люди на том конце океана не перестанут получать деньги на развитие программы ПРО, заручившись всенародным одобрением.

Или, возьмем в качестве примера «Financial Times». Издание, объективное по совершенным практическим причинам — оно подает финансовую информацию, которая, во-первых, должна быть точной, а, во-вторых, реальной. Смысла ее искажать у издателей нет, так как важно предоставить достоверные данные своим читателям: какая и где существует реальная возможность для получения денег. Левая «Washington Post» и правая «New-York Times», за которыми так же стоят определенные силы, в них можно найти большое количество негативной информации о России наряду с положительными оценками.

Все зависит от целей и задач, которые ставятся перед конкретными СМИ, к такому выводу пришел Филипп Трофимов, с чем, по всей видимости, стоит согласиться и нам.

Подводя итоги, заметим, что, действительно, в мире о России знают очень мало, незнание во многом происходит от недостатка информации. В результате чего она не доходит до обыкновенных граждан иностранных государств, ответить довольно сложно. Естественно, что не маловажное значение в этом имеет желание самих иностранцев: совершенно справедливо отмечалось, что людям показывают то, что они хотят видеть. Но, как мне кажется, во многом негативную роль играет существующая, несмотря ни на что, закрытость нашей страны. Даже те, кто действительно заинтересован узнать больше о нашей стране, такой возможности не имеют. Нет, если хорошо подумать, то, конечно, кто ищет, тот найдет, опять же, известно, что «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Но как объяснить иностранцу, что, пройдя все испытания, он действительно найдет в России именно то, что ищет?

Интерес к стране нужно культивировать, и делать это, конечно, при помощи тех же СМИ. Что нужно показывать? Необходимо восполнять информационные пробелы, Россию не знают дальше пределов московского Садового кольца. Наука, социальные аспекты, история, архитектура, природа — разве мало в нашей стране уникального, интересного. В результате, кроме того, что нас перестанут воспринимать как инопланетян, существует реальная вероятность — в страну пойдут инвестиции. Иностранцы должны увидеть собственными глазами, что с Россией можно иметь дела.

Меня трудно назвать ярым носителем национальной идеи, и ревнителем ортодоксальных традиций, я с открытостью отношусь ко всему новому, с большим удовольствием перенимаю положительный опыт Запада. Но, осознавая то, как много мы можем дать Западу, у которого в духовной сфере всегда были некоторые пробелы, становиться грустно, что, не сильно ценя то мировое наследие, которое нам досталось просто по наследству, мы даже не можем поделиться им с остальными!

У меня существует твердая убежденность, что, узнав больше друг о друге, люди станут лучше понимать друг друга, и всем будет легче жить в нашем общем доме.

Алла Бундина
2002 год

Адрес:  121099, РФ, Москва, Новинский бульвар, дом 10/12
Телефоны:  +7 (495) 690-29-16, +7 (495) 690-08-48
Дизайн и разработка сайта 
 «Инфодизайн», © 2006—2017
О компании
Услуги
Партнеры
Недвижимость
Эксклюзивный VIP-отдых
Ридеан Тритмент
Старинная мебель
Это интересно
Контакты и схема проезда